macht_nix (mamantena) wrote,
macht_nix
mamantena

Началось все с того, что Илья оказался первым, кто не совсем понял правила моей любимой игры. На бумажках оказались написанными одни имена, вроде Александра, Марии..ну в том числе - и Адольфа. Ясно, что Александр и Мария не более часто встречаемые имена в сравнении с Адольфом на территории бывшей Пруссии. Однако, в случае с Адольфом, сомнений никаких не возникало, и поначалу мы даже не заметили никакого подвоха, называя его безусловным диктатором, фашистом, пантомимно изображая усики и движение руки вверх.
На этом этапе, мне кажется, Адольф бы щелкнул пальцами и сказал: "1:0".
Да и в Зальцбурге мы немнго вне себя шутили, что на самом большом шаре Моцарта среди главной площади города уж больно темноволосый для Моцарта мужчина.
Следом подвернулась статья, что Гитлер, де, еврей и сам.
Что, разумеется, не мешало ему, в силу гуманистических соображений современного мира, оказаться на этом шаре.
Ну а вчера, в день знаний, я к ним и потянулась, вспомнив своего любимого еврея Франца и просмотрев сводку новостей, его персоне посвященной. Короче говоря, я чуть ли не вздумала писать по нему и диссертацию, прежде отправившись в Израиль повеселиться и заодно встретиться с полоумными бабками, хранящими в своих скромнейших аппартаментах с 20 кошками неизданные драгоценнейщие рукописи Франца.

К чему я это все. Ах да, Чехов, конечно, хорош во сне и натурален. Но сегодня ночью мне приснился еще более натуральный, что нельзя сказать о первом качестве, Адольф. Я же во сне оказалась несчастным Кафкой, дожившим до его дней и вынужденным скрываться в полуподвальных помещениях. Тянула за рукав Макса Брода, мол, ты ему скажи, что я скромная украинская пастушка, а вовсе не мэтр модернизма. Но кровавой бойни было не избежать. И Адольф победил меня револьвером.
Все-таки для кандидата не надобно таких треволнений.
Subscribe

  • (no subject)

    Однажды за ужином у Игната Ипполитовича открылся третий глаз. Он понял это не сразу, а только после того, как увидел свое отражение на дне блестяще…

  • (no subject)

    когда Мартыну Ростиславовичу нечего было сказать, он молча бил собеседников по лицу и возвращался наконец к тарелке со щами иногда Станислав…

  • (no subject)

    У Адама Петровича Мольберта шалило сердце, вываливалось время от времени. Дома, во избежание неудобства, он его вообще вынимал. И если вдруг кто-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment