macht_nix (mamantena) wrote,
macht_nix
mamantena

 Однажды Агафон Вьетнамович проснулся. Он почему-то сразу понял, что проснулся на самом деле. Но для уточнения стукнул себя тут же висящим молоточком по голове, убедился, что и впрямь стукнул, и заулыбался. Тогда он решил подниматься. Но когда поднялся, не знал, куда себя деть дальше. Обуваться тоже было невозможно, будучи уже обутым. В дырявой голове сквозняком пронесло бумажку с надписью: «Зачем тогда я только проснулся». 

Тогда Агафон Вьетнамович и начал слоняться по комнате взад и вперед, иногда переходя на движения типа вправо-влево, относительность которых исполнена актуальностью только при неизменности положения корпуса, что при хождении нелепо, потому оставим эту мысль незаконченной.

Когда зазвонил телефонный аппарат, Агафон Вьетнамович, вздрагивая в такт каждому звонку, пятился в противоположную от источника звука сторону. После последнего звонка Агафон Вьетнамович нервно схватил трубку: на том конце шебуршало и гудело короткими. Все  это навело на него тоску, а не марафет, поэтому Агафон Вьетнамович глянул на свой локоть, а там оказался  приклеенным пластырь. В то же мгновение с потолка на веревочке спустился человек и сказал: «Это не пластырь, это аппликация на дырку пришлась». Человек снова исчез. А Агафон Вьетнамович стал урезать шагами периметр комнаты.

Так прошло еще несколько дней. На четвертый Агафон Вьетнамович не выдержал и позвонил в колокольчик. К нему сразу же вошли через одну дверь и стали его всячески развлекать. Когда он развлекся, все ушли через несколько дверей (даже через несуществующие), и он снова остался один.

Через несколько лет колокольчик, весь потрепанный от частого использования, стал плохо звонить. С каждым разом приходило все меньше и меньше. И тогда грустный и злой Агафон Вьетнамович снял трубку телефона и набрал любой номер:

 - Я Вас слушаю,  - сказано было на том конце.

- Неужели?  - только и смог ответить Агафон Вьетнамович, весь зажмурился от удовольствия и превратился в тонкую полосочку. С потолка спустился человек и сказал: «Это была смерть  Агафона Вьетнамовича – счастливейшего из людей».

 
Subscribe

  • (no subject)

    Однажды за ужином у Игната Ипполитовича открылся третий глаз. Он понял это не сразу, а только после того, как увидел свое отражение на дне блестяще…

  • (no subject)

    когда Мартыну Ростиславовичу нечего было сказать, он молча бил собеседников по лицу и возвращался наконец к тарелке со щами иногда Станислав…

  • (no subject)

    У Адама Петровича Мольберта шалило сердце, вываливалось время от времени. Дома, во избежание неудобства, он его вообще вынимал. И если вдруг кто-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments