аб

(no subject)

ковырялась давеча в трусах. ну, конечно, подумали вы не так, как было на самом деле, но на это и было рассчитано.
надпись на этикетке, которая подлежит отрыву так же, как и эти уродские бантики, помимо всего прочего, гласит:

kontakt mit beton lieber vermeiden. 

для инакоязычных: желательно избегать контакта с бетоном


там еще были и другие компоненты, но это понравилось более всего

о спинах

 многие всматриваются в лица. я это делаю только по праздникам, которые единственно на этих лицах и отражены. большой город прививает умение составлять портрет по данным спины. конечно, и на это тоже нужно особое желание, время и приятная спина. но тем не менее, если рассматривать жизнь как перманентное движение, то она протекает здесь непременно за чьей-то спиной. что ее более защищенной не делает, конечно.
о чем я это все. вчера на моем пути попалась странная спина. сейчас лето, можно все разглядеть. спина эта имела на себе множество синяков и пятен, по всей видимости, от ударов. мне очень грутсно сделалось. я вообще что-то сентиментальная становлюсь. пожалела я хозяйку. и еще пару минут, оказавшись уже за другой спиной, размышляла о ее судьбе. было это на юго-западе города м. а сегодня в центре города м., несясь что было мочи по делам, я случайно бросила взгляд на впередиплывущую спину. и даже вскрикнула. на ней было много синяков и пятен от ударов.
спина принадлежит тому же человеку.
бывает ли?

(no subject)

для ненависти нужен особый повод.
вот прошлое я ненавижу за то, что уже все. будущее - за то, что никогда. а настоящее - за то, что такая лень до него

а ну иди сюда, Чехов!

Севастопольский  Рингостар, расплываясь в тумане,  модифицировался в большой клуб с подсветками и очень приятным на вкус выступающим коллективом. Но даже там мне стало душно, и я вышла продышаться. Выхожу -  головой кручу, а там - в окружении стаи собачек и их дам на привязи, с футляром, полным крыжовника, опираясь на трость, по мостовой шагает Антон Павлович в перекошенном пенсне. 
И тут, конечно, надо совершенно сойти с ума или родиться Данечкой Хармсом, чтобы заорать зычным (Дима, для тебя повторю еще раз - зычным) голосом: "Эй, Чехов, а ну иди сюда, Чехов! Ишь!" Чехов оторопел и интеллигентно улыбнулся. А я  не унимаюсь и сыплю в его сторону очень смешные, как мне кажется, шутки. Все смеются (даже дамы с собачками и старики). Да что скрывать - сам Антон смеется.
Однако для закрепительного эффекту, уже удаляясь: " А я, Чехов, тебя запомнила! Ай да Чехов - ай да сукин сын".

7:03. крайне люблю спать.

(no subject)

жопа превыше всего. ну за исключением того. чего ниже. к этому относится вся верхняя часть туловища (в т.ч. и голова), луна и звезды как ни крути 

(no subject)

К одному человеку подошел другой человек с комком в горле и сказал:
- Подержи мой комок у себя хоть немного, мне нужно крикнуть, может быть, тогда меня поймут.
Первый человек замахал на второго руками. 
- Что? - говорит второй.
А первый только мычит в ответ и руками размахивает.Второй покрутил у виска и пошел искать другого человека. А первый остался стоять, потому как в его горле был комок побольше: да и был он постарше. 

 А тот второй нашел еще человека, подошел к нему и сказал:
- Хочешь, покажу тебе свой комок? Смотри, он там глубоко и широко раскинут. 
А новый человек и говорит:
- Да что ты мне показываешь, у меня и свой есть. Такой же, только роднее. 

Долго искал человек другого человека. И даже в поцелуях сливающиеся комки после разваливались каждый по своим местам. И у каждого человека даже после ночи любви, немного откинувшись назад, но подкатывая чем дальше, тем ближе, был свой комок. Он занимал все свободное пространство между душой и телом человека, так что для чужого комка там совсем не было места.
  • Current Music
    Zемфира - Блюз

(no subject)

если считать мысль попыткой структуризации сознания, а так оно и есть, то лучше было не начинать думать об этом, потому что сама мысль о мысли не имеет ни оправданий, ни смысла.
если полагаться только на ощущения, то в районе живота свернулись мурашки, и на миг показалось, что я по-прежнему люблю тебя.
всю бумагу не пережечь, останутся целые поселения, возможно, даже города, прячущие ее на печах, в кладовых,  по сусекам, которым плевать, что у меня последняя стадия бюро-паранойи. каллиграфия - наука инквизиции.
примерно так, как колючий свитер на босу ногу приводит тело к множественному содроганию, я сжимаю в руке возможность вырваться, но тщетно. заклеванный прометей - икона для самых несчастных, пытающихся разгадать смысл смысла. даже кролику плешь проела эта бесконечность 

шея не поворачивается посмотреть назад, рука не поднимается опуститься. верить желудку?

(no subject)

по всей видимости, так быстро зреющие женщины с годами становятся только злее и зануднее. отсюда лавочки и бесконечные жалобы.  а вот мужчины, наоборот, даже полные болваны, пропитываются каким-то небывалым ощущением жизни , кряхтя на оборотах, добродушно улыбаются и светятся изнутри. наверное, одиночество, которым с каждым годом все больше и больше обрастает человек, имеет такой гендерный эффект. или это естественный процесс деградации в первом и запоздавшая зрелость во втором случае.
но вот еще что я заметила, мужчины после 40 - мой конек. мало в моей жизни было александров, николаев  и вячеславов семенычей, приглашений учиться в художественном училище, работать в театре и жить в чехии. 
перманентные зазывания в разные места от женатых господ воспринимаются мною на уровне комариного писка.
теперь еще со мной знакомятся старички в метро.
опять же для сравнения: если уступить пожилой женщине место в метро, в 90 процентах случаев она посмотрит на тебя злобным взглядом. мол, че заранее не встала или че вообще села. и в глазах их прочитывается не то зависть к твоей молодости, не то бесконечная усталось.


а вот с мужчинами иначе. вчера совершенно древний и очень важный на вид старичок с бадиком почтил серый вагончик своим присутствием. я с радостью встала, он, конечно, сел. но постоянно смотрел на меня с благодарностью и как-то подбадривал мое стоячее положение своими добрым взглядом и улыбкой до бородатых ушей. потом рядом с ним опустело, и он стал дергать меня за рукав, приглашая сесть. так мне понравился это старичок. что я, конечно, села. не настроенная правда жизненной программой на чужие судьбы, продолжила слушаить музыку. увидев у меня на руке часы, дедушка обратился ко мне с вопросом-утверждением: а я тоже почему-то ношу часы на правой руке!  еще я узнала, что ему так удобнее оставлять их в живых в процессе труда. иногда и физического. а еще, оказывается, путин тоже носит на правой.
 а сегодня, зашел приятный тоже дедушка. и я встала. конечно. а он не садится, стоит весь перекошенный и с тяжеленной авоськой на кисти руки, но не садится. говорит, мол, что вся жизнь - движение. сидеть - не для него. я - про то, что вагон метро и так движется, а его стояние в нем скорости не прибавит. он все-таки соглашается со мной, но предупреждает, что будет ерзать на сидении, чтоб не окаменеть. и всю оставшуюсю дорогу он подмигивал мне снизу, поерзывая на сиденьи и очень зля рядом сидящих теть с окаменевшими от злости серыми лицами.

 
  • Current Music
    parov stelar - my inner me

пара-тройка (с)

Осьминог Василий лежал на диване и курил набитую сине-зелеными водорослями трубку в ожидании завтрака. Морская звезда, прикрыв половину тела темными очками с пометкой вотеррезист, согнала с соседнего камня черепаху, и довысиживала яйца на более скорую руку. Нетронутым желтком залила на сковороде сердце и поднесла любимому. Пока Василий умывал конечности, сердце остыло и потрескалось, так что не любо было смотреть, в общем, было не вкусно, и он еле-еле дожевал первый кусочек, а когда морская звезда нагнулась поднять хлебную крошку, Василий вытряхнул содержимое сковороды на корм проплывающим красноглазкам.

   -  Господи, ну чего еще? подснежников, что ли? - морская звезда обладала большей по отношению к приписываемой ей гибкостью.
Вася не мог даже толком покраснеть,только курил, сине-зеленея. Ему уже давно нужно было что-то сказать, но он не находил ни слов, ни времени, но ситуация была из тех, что не оставляют выбора, и он, конвульснув 7 ногой, ничего лучше не придумал, чем сказать:
 - Снилась тинка мне. конделаки.
Морская звезда вся как-то скрючилась и свернулась в трубочку. Этому приему она научилась на первой тренировке в тренажерном зале, в который записалась, чтоб понравиться Василию. Однако Василию, как обладателю восьмиконечной опоры, подобные ограничения казались как минимум странными. Он незаметно плюнул в водное пространство рядом с собой и слез с дивана. Где его носило до самого вечера, знают только соседние кусты, за которыми он и просидел несколько часов кряду, пока морская звезда  увеличивала уровень воды в мировом океане.
Иссохнувшись до предела, морская звезда стала злиться. Злилась она несколько минут. но очень эффективно, так, что даже не заметила, как заправила одеяло в пододеяльник. Стало немножко полегче, и она устроилась поудобнее, сжавшись в комочек.
А потом вернулся Василий не злой. хоть и голодный, залез к звезде под одеялко, приобнял ее клочком ноги и сказал:
 - слушай,ну что, уже сейчас признаваться в любви или это еще не предел?


рассади нас с тобой жизнь на одном диване, из нас троих уже давно бы кто-то не выдержал.

(no subject)

Когда мы впервые встретились С Ириной Львовной, мы очарованно глядели на нее, открыв рты, но внутри подавляя смутное ощущение тревожного "что-то здесь не так". Однако сразу установить причину этого несоответствия нам не удалось. Только во время нашей третьей встречи, когда мы были приглашены на обед к выше названной персоне в дом, мы, с сомнением оглядев все углы малогабаритного пространства, досконально, как и принято здесь, изучив и установив родословные связи мебели и также штофф, как это модно здесь говорить, остановили свои взгляды на окне. Окно было всажено так же, как и в наших собственнных жилых пространствах. Но, будучи плотно закрытым, местами даже заклеенным в силу погодных условий приближающегося новогоднего рубежа, оно производило ужасающее впечатление на глядевшего на или сквозь него. Впечатление, неизведанное до сих пор, зашифрованное нами в сочетании - ограниченная цельность. Чтобы было понятней: окно было врезано в стену куском одного сплошного стекла, не имеющего более никаких пояснений со своей стороны или со стороны стены, напрямую с ним соседствующей. Сей кричащий факт, подначивал и наши собственные внутренности к крику, мы еле сдерживались, в панике отступая. У окна не было форточки, а значит, и возможности его приоткрыть.
В этот самый момент откровения и вошла Ирина Львовна, приодевшаяся в новое платье, оголившее ее плечи и другие прелести, так, что теперь мы могли точно определить, что же в ней было не так. Это открытие было логически предусмотренным вслед за оконными впечатлениями. Вместо головы Ирина Львовна носила на своей изящной шейке самую натуральную форточку с ручкой на том месте, где у других представительных лиц располагался нос. Мы в тот момент слегка приосанились, так что даже Ирина Львовна заметила наши теловижения под ворохом зимней одежды. Она сказала:
- У меня вместо головы форточка. Я поясню.
И не дожидаясь в ответ наших междометий, как и обещала, пояснила.
После мы пили чай, играли в монополию и смеялись. А Ирина Львовна была очаровательна в своем элегантном платье с вырезом для форточки. Временами она крутила "нос" влево, так что нас вмиг обдувало свежим зимним ветерком. И все оставались довольны.
Когда мы шли домой. мы вспоминали пояснения Ирины Львовны. Иногда голове становится очень душно от несвежих мыслей, преющих там за неимением системы проветривания. Задушенные своим собственным интеллектом, первым делом, придя домой, мы поставили себе вместо голов по форточке, и сразу стало очень приятно жить.